COVID-19. Мы обеспечиваем безопасность подопечных нашего центра "Воскресенье".
Предрасположенность к возникновению наркотической зависимости

Почему возникает зависимость?

Во время вьетнамской войны множество американских солдат, получив ранения или психологические травмы, очень часто прибегали к помощи наркотиков, и в армии США злоупотребление ими было широко распространено. В связи с этим медицинские службы ожидали, что значительное число солдат, вернувшись домой, будет сильно привязано к разного рода психоактивным веществам.

Однако реальная ситуация оказалась иной. Большинство солдат по возвращении домой просто прекратили использовать наркотики. Их потребность в наркотических средствах исчезла сама собой. Только у 10-15% проявилась зависимость от наркотиков, а это именно та цифра, которой оценивается среднее количество наркоманов в мире.

Этот неожиданный феномен породил новые исследования природы зависимости от наркотиков. Ранее принятая теория возникновения зависимости в результате неправильного воспитания, доступности наркотиков и злоупотребления ими была отвергнута, но загадочный и, возможно, центральный вопрос о природе зависимостей оставался открытым: почему у некоторых людей проявляется зависимость от наркотиков, а у других – нет.

В начале 80-х годов длительные исследования, которые начались еще в 50-х, указали новый путь в исследовании причин зависимости. В Скандинавии были проведены исследования близнецов, взятых из семей, где один или оба родителей были алкоголиками. Среди таких 20-и и 30-и летних близнецов случаи алкоголизма значительно превышали среднестатистический показатель. Эти результаты послужили дополнительным подтверждением того факта, что алкоголизм чаще бывает не благоприобретенным, а наследуется генетически. Изучение близнецов позволило взглянуть на зависимость от наркотических веществ с точки зрения нейрофизиологии, с применением только что появившейся биохимической технологии исследования мозга.

Исследования показали, что у людей, которые склонны к формированию зависимости, действие психоактивных веществ на лимбическую систему (структура мозга связанная с эмоциями), значительно отличается от воздействия этих веществ на других людей. На людей, предрасположенных к зависимости, алкоголь и наркотики действуют таким же образом, как и вещества, вырабатываемые их собственным мозгом – нейротрансмиттеры (Нейротрансмиттеры (нейромедиаторы) – химические вещества, вырабатываемые клетками мозга (нейронами) и служащие для передачи и обмена информации в нервной сети: дофамин, серотонин, эндорфин и др.), которые несут в кору мозга информацию о том, что “все хорошо”. Более того, предрасположенные к зависимости переживают эйфорию гораздо более ярко, чем обычные люди, и также значительно более остро воспринимают ее отсутствие. Зависимый человек все хорошее видит необычайно прекрасным, а плохое – невероятно ужасным, и эти крайности восприятия побуждают его снова и снова искать удовольствий от приема психоактивных веществ.

Структура мозга, синапс

В чём же принципиальное отличие в работе нервной системы зависимых людей?

Существует несколько гипотез. Одна из них говорит о наличии изменений в химизме нейронов, проводящих сигналы в кору головного мозга. Предполагается, что в результате длительного приёма психоактивных веществ происходит количественное и качественное изменение синапсов (134 Синапсы – особые места на поверхности нервных клеток, где происходит процесс передачи информации (синаптическая связь), из-за чего еще больше возрастает потребность в нейротрансмиттерах, которых мозгу и раньше недоставало.

Другая гипотеза основана на предположении, что принимаемые психоактивные вещества действительно замещают сами нейротрансмиттеры. К этому примыкает теория полизависимости — явления, когда у склонного к зависимости человека может в равной степени вырабатываться привыкание к различным психоактивным веществам. Каждое из этих веществ действует так, как если бы оно являлось собственным нейротрансмиттером. Собственно говоря, человек привыкает не к конкретному химическому веществу, а к эйфории, вызываемой им.

Эта теория, согласно которой для мозга нет различий между алкоголем, наркотиками и даже слабыми транквилизаторами, принимаемыми по рецепту врача, и стала основой современных методов лечения зависимости.

Если зависимый человек настроен на лечение, ему надо, прежде всего, восстановить нормальную работу мозга. Здесь сложность двойная.

Во-первых, чем дольше такой человек добивался эйфории искусственным путем, тем большая доза вещества требуется для восстановления этого ощущения, и вообще, даже чтобы просто хорошо себя чувствовать, зависимому человеку уже постоянно необходимы наркотики или алкоголь.

Во-вторых, у злоупотреблявшего психоактивными веществами человека разрушаются рецепторы, которые вырабатывают нейротрансмиттеры, и, поэтому, производство их в организме подавляется или полностью прекращается.

Лечение химической зависимости должно быть комплексным, оно включает в себя:

На ранних этапах выздоровления идет перестройка работы рецепторов, ответственных за производство нейротрансмиттеров. В этот период больной может испытывать скачки настроения, вызываемые потоком эмоций, которые годами маскировались наркотиками. Воспоминания и мысли об употреблении становятся навязчивыми, а их появление может стимулироваться событиями, которые показались бы тривиальными для человека, привыкшего в течение жизни справляться со своими чувствами естественным путем. Для зависимого человека на ранних этапах лечения возникающие эмоции могут оказаться подавляющими и непреодолимыми.

Больные самого разного возраста признают, что им самим и их родственникам выздоровление давалось намного труднее, пока они не узнали правды о природе своего заболевания. Люди с зависимостью, как и члены их семей, нуждаются в знании истинных причин происходящего, им нужна уверенность в том, что эмоциональная неустойчивость – явление временное. Им надо слышать от тех, кто сам прошел через муки выздоровления, что, несмотря на трудность пути, цель может быть достигнута. Они должны знать, что свободная от наркотиков и алкоголя жизнь привлекательна и достижима.

Д-р Джеймс Харви
Сокращенный перевод статьи из журнала
«Профессиональный консультант», № 5, 1990 г.
Перевод Е. Н. Проценко